Первой стадией «окна Овертона»

является перевод явления из области «немыслимое» в область «радикальное».

Берется хоть какое явление, которое категорически не приемлется обществом, находится в зоне греха либо табу. К примеру, каннибализм, инцест, содомия, гомосексулизм и т.д. Неприметно для общества на каком-нибудь определенном и общественно раскрученном примере (скандале либо серии запрограммированных событий) одна из Первой стадией «окна Овертона» таких тем начинает интенсивно дискуссироваться, ставя при всем этом вроде благую цель – а что в том либо ином явлении такового отвратительного, запрещенного, что оно находится в зоне табу либо греха? Почему это делать нельзя? Мы же лицезреем, что, к примеру, вот эти люди это делают, они при всем Первой стадией «окна Овертона» этом счастливы и никого не задевают?

Так формируется повестка: данная тема, естественно, запрещенная, но не так, чтоб мы о ней не могли гласить – мы же люди свободные, сознательные, наша цивилизация высокоразвитая, тем паче, у нас свобода слова, потому мы можем побеседовать и о запрещенном. А почему бы и нет? «Результат первого Первой стадией «окна Овертона» движения «окна Овертона»: неприемлемая тема введена, табу десакрализовано, вышло разрушение однозначности трудности — сделаны «градации серого». Так происходит перевод задачи из области запрещенного в область конструктивного (1-ая стадия «окна Овертона), когда тема все еще считается находящейся в зоне греха либо табу, но о которой уже можно гласить и Первой стадией «окна Овертона», главное, высказывать свое личное мировоззрение, не боясь последствий.

В качестве подобных приемов расширения «окна Овертона» в Рф можно напомнить два последних информационных скандала – вопрос телеканала «Дождь» о способности сдачи Ленинграда фашистам с целью предотвращения массовой смерти людей и сопоставление Шендеровичем русской олимпийской чемпионки с офицером СС.

Это два обычных Первой стадией «окна Овертона» варианта первой стадии «окна Овертона» – попытка вывести тему из зоны табу (греха) и начать испытать ее пообсуждать. Если только общество соглашается на этот 1-ый шаг, другие стадии уже запрограммированы. Общество уже проиграло. Но ответной жесткой реакцией на эти два выпада мировой закулисы по размыванию русской идентичности общество показало, что оно не Первой стадией «окна Овертона» готово дискуссировать эти темы как очевидно кощунственные и находящиеся в зоне табу.

Т.е. в ответ на 1-ые провокации, цель которых заключалась конкретно в том, чтоб проверить состояние нравственного здоровья русского общества, наше общество показало высшую степень сопротивляемости информационным вирусам.

2-ая стадия разворачивания «окна Овертона»

с одной стороны, создание эвфемизма Первой стадией «окна Овертона» и подмена начального смысла табуированного (греховного) явления (либо придание начальному слову другой, новейшей положительной смысловой расцветки), с другой, нахождение исторического (известной личности либо действия) прецедента, который бы оправдывал в очах части общества данное явление, типа, «ну что здесь гласить, мы все не без греха».

На третьей стадии

«после Первой стадией «окна Овертона» того как предоставлен легитимирующий прецедент, возникает возможность двигать «окно Овертона» с местности вероятного в область рационального». На этой стадии происходит дробление до этого единой и цельной препядствия (греха, табу) с одной стороны, на огромное количество видов и подвидов – одни из которых очень ужасны и недопустимы, а другие даже полностью допустимы и Первой стадией «окна Овертона» милы, с другой, на множественность точек зрения на данную делему, когда по последним флангам расставляются нерукопожатные радикалы, но которых высокоразвитое общество должно вытерпеть, и полностью респектабельные фронтмены, которых принимают в наилучших домах «Парижа и Лондона».

К примеру, в публичном сознании искусственно создаётся «поле боя» за делему. «На последних Первой стадией «окна Овертона» флангах располагают пугала – особым образом показавшихся конструктивных приверженцев и конструктивных врагов людоедства. Реальных врагов – другими словами обычных людей, не желающих оставаться безразличными к дилемме растабиурования людоедства – стараются упаковать вкупе с пугалами и записать в конструктивные ненавистники. Роль этих стращал – интенсивно создавать образ безумных психопатов – брутальные, фашиствующие ненавистники Первой стадией «окна Овертона» антропофилии, призывающие жечь живьем каннибалов, жидов, коммунистов и негров. Присутствие в СМИ обеспечивают всем перечисленным, не считая реальных врагов легализации». К примеру, проявление этой стадии мы смотрим сейчас на Украине.

«При таком раскладе сами т.н. антропофилы остаются вроде бы в центре меж пугалами, на «территории разума», откуда со Первой стадией «окна Овертона» всем пафосом «здравомыслия и человечности» осуждают «фашистов всех мастей». «Ученые» и журналисты на этом шаге обосновывают, что население земли в протяжении всей собственной истории временами поедало друг дружку, и это нормально. Сейчас тему антропофилии можно переводить из области оптимального, в категорию пользующегося популярностью. Окно Овертона движется дальше».


pervoe-poslanie-k-korinfyanam-4-glava.html
pervoe-poslanie-k-korinfyanam-9-glava.html
pervoe-pravilo-chelovecheskij-interes-i-ponimanie.html